05.08.2021

Профсоюз продолжает добиваться полной имплементации требований КТМС в законодательство

С 1 марта 2022 года вступят в силу новые поправки в Раздел X Трудового кодекса «Охрана труда». Соответствующий ФЗ № 311 от 02.07.2021 «О внесении изменений в ТК РФ», разработанный Минтрудом, был одобрен Советом Федерации 23 июня этого года. Новая редакция закона предполагает смену концепции охраны труда: по утверждению ведомства, общая задача поправок – перейти от списочного подхода к риск-ориентированному менеджменту в этой сфере, обязать работодателя учитывать те риски, которые возникают на конкретном рабочем месте, и обеспечивать безопасность работников в соответствии с ними. Кроме того, акцент в значительной степени делается на предупредительные мероприятия, профилактику и более внимательную оценку состояния работника. В частности, в документ войдет новое для ТК понятие «микротравм» – под этим подразумеваются ушибы и поверхностные раны, полученные во время работы, – которые будут учитываться для предотвращения более серьезных повреждений.  

В числе других нововведений – запрет на работу в опасных условиях труда. Если по результатам спецоценки условиям на рабочем месте присвоен 4й класс, деятельность должна быть остановлена до тех пор, пока работодатель не снизит уровень опасности, что должно быть подтверждено результатами повторной спецоценки. При этом за сотрудниками в это время сохраняется и рабочее место, и средний заработок.

Кроме того, согласно новому закону, оценку профессиональных рисков необходимо проводить не только для уже действующих производственных процессов, но и перед вводом в эксплуатацию новых объектов и вновь организованных рабочих мест. Новым законом принципиально меняется и подход к предоставлению средств индивидуальной защиты: обеспечение ими будет осуществляться с учетом имеющихся на рабочем месте вредных производственных факторов, а не в зависимости от профессии занятого на конкретном рабочем месте работника, как это было принято раньше.

К тому же появятся новые права у работодателей: они смогут вести электронный документооборот в области охраны труда и использовать оборудование для дистанционной видео-, аудио- или иной фиксации для контроля за безопасностью работ.

Отметим, что во время подготовки законопроекта новая редакция вызвала множество нареканий как у профсоюзов, так и у работодателей. В первую очередь недовольство и опасения касались предложения Минтруда переписать статью 209 ТК РФ, в которой содержатся основные понятия охраны труда. Согласно новой формулировке понятия «безопасные условия труда», которую хотело включить в кодекс ведомство, воздействие на работника вредных и (или) опасных производственных факторов могло быть формально исключено с помощью средств индивидуальной защиты, и эти условия труда могли трактоваться как безопасные. Однако такое определение, по мнению заместителя главного технического инспектора Федерации независимых профсоюзов России Алексея Безюкова, могло позволить работодателям в будущем отказать работникам в выплатах и льготах за вредность, аргументируя это тем, что им предоставлены средства защиты, полностью нивелирующие вредное воздействие. Особенно громко против нововведения выступал Горно-металлургический профсоюз России – его члены критиковали поправки в видеоролике, который набрал миллион просмотров на YouTube, и провели акцию у здания Госдумы, где передали депутатам «Единой России» 500 обращений металлургов. Совместными усилиями профсоюзы все-таки смогли избавиться от этого спорного момента в документе: ко второму чтению по предложению Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов предложенная Минтрудом поправка к 209 статье была убрана.

Федерация профсоюзов работников морского транспорта (ФПРМТ), куда входит Российский профсоюз моряков, при подготовке законопроекта также вносила свои предложения, которые бы учитывали положения Конвенции 2006 года о труде в морском судоходстве и особенности труда моряков. Дело в том, что хотя КТМС была ратифицирована Россией еще в 2012 году, в национальное законодательство все еще не имплементированы многие ее требования. РПСМ с самого начала ведет работу над тем, чтобы исправить этот недочет, в том числе – в сфере охраны труда.

К сожалению, предложения ФПРМТ в нем не были учтены. Однако Российская трехсторонняя комиссия, на заседаниях которой ранее уже не раз поднимался вопрос о необходимости предлагаемых ФПРМТ изменений, 28 мая снова поддержала позицию Федерации и предложила Минтруду России совместно с ФПРМТ и Российской палатой судоходства проработать предложения Федерации по внесению в законодательство изменений, направленных на учет особенностей труда членов экипажей морских судов и судов смешанного (река-море) плавания на основе требований КТМС в части государственного управления охраной труда.

Среди предлагаемых ФПРМТ – изменения, касающиеся комитетов (комиссий) по охране труда. Согласно закону, они могут создаваться по инициативе работодателя, работников или их представительного органа из представителей работодателя, профсоюза или иного уполномоченного органа для организации действий по обеспечению требований охраны труда, предупреждению производственного травматизма и профессиональных заболеваний, проведения проверок условий на рабочих местах и прочего. При этом их создание не является обязательным. Федерация же также настаивает на введении нормы, согласно которой на морских судах и судах смешанного (река–море) плавания, на борту которых находится не менее пяти членов экипажа, в обязательном порядке должен создаваться судовой комитет (комиссия) по охране труда. Именно такие требования содержатся в КТМС.

Также давняя проблема российского законодательства в части соответствия Конвенции – отсутствие должного сбора информации об инцидентах на борту. Так, КТМС обязывает государство не только обеспечить комплексное ведение надлежащей отчетности по несчастным случаям, травмам и профессиональным заболеваниям на производстве, но и вести полный статистический учет этих данных, причем эта информация должна анализироваться, публиковаться и исследоваться для определения общих тенденций и выработки рекомендаций по предотвращению несчастных случаев на судах. Сейчас это законодательством в нашей стране не предусмотрено: действующее регулирование предполагает извещение исключительно о групповых, тяжелых и смертельных несчастных случаях, а информация о них собирается только на уровне субъекта РФ. Из-за этого подробное изучение, выработка профилактических мер на федеральном уровне с участием представителей судовладельцев и моряков и последующее предотвращение однотипных инцидентов остается невозможным.

Чтобы изменить ситуацию и привести российское законодательство в соответствие с международными требованиями, ФПРМТ предлагает изменения, касающиеся сообщения о несчастных случаях. В Федерации считают, что о подобных инцидентах капитан должен информировать не только работодателя (как указано в новом ФЗ), но и соответствующий общероссийский профессиональный союз, а также федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

Также одним из вариантов приведения российского законодательства в соответствие с КТМС является наделение Минтранса России полномочиями по установлению особенностей порядка регистрации и учета несчастных случаев на производстве, произошедших на судне, с учетом мнения соответствующих общероссийского профсоюза и общероссийского объединения работодателей. В Федерации считают, что предоставление ведомству подобных полномочий позволит на уровне подзаконного акта соблюсти требования КТМС в вопросах сбора статистики и анализа несчастных случаев и избежать противоречия общих норм и особенностей для флота в тексте ТК РФ.

Помимо этого в новом законе есть и другие недочеты, касающихся труда моряков. Так, согласно ТК РФ, работодатель, получив информацию о несчастном случае, должен передать ее в территориальный орган федерального органа исполнительной власти, уполномоченный на осуществление федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, а также в прокуратуру, по месту регистрации судна. В Федерации это считают в корне неверным и предлагают заменить местом регистрации работодателя (судовладельца). Ведь специфика судоходной отрасли такова, что часто место регистрации судна и судоходной компании не совпадает: например, судовладелец может быть зарегистрирован в Санкт-Петербурге, в то время как само судно – в Петропавловске-Камчатском. В то же время работодатель обязан участвовать в расследовании обстоятельств несчастного случая.

Также среди тех, кому работодатель должен передавать информацию о произошедшем несчастном случае, в ФЗ числится «соответствующее территориальное объединение организаций профсоюзов». В ФПРМТ же придерживаются позиции, что в отношении моряков ставить в известность необходимо соответствующий общероссийский профессиональный союз, потому что только так можно обеспечить участие морского профсоюза, который обладает специальными знаниями в этой сфере и разбирается в особенностях условий труда на судне. Также в ФПРМТ считают, что представитель соответствующего общероссийского профессионального союза должен быть включен в состав комиссии для расследования несчастного случая, произошедшего на судне. Главный довод Федерации – то, что участие морского профсоюза позволит повысить объективность и качество проведения расследования.

Отметим, что Конвенция 2006 года о труде в морском судоходстве является ключевым международным документом, гарантирующим морякам достойные условия труда. Все ее требования созданы для того, чтобы максимально защитить права членов экипажей в любой проблемной ситуации. Поэтому, как отметил первый заместитель председателя Российского профсоюза моряков Игорь Ковальчук, РПСМ продолжает добиваться полной имплементации требований КТМС в законодательство нашей страны.

По материалам сайта Министерства труда, Правительства России, издания «Коммерсант»

Фото: council.gov.ru

↑ 

Наверх