07.12.2018

Наличие страхового свидетельства не гарантирует выплат

В выплате или взыскании страховой компенсации в связи со смертью члена экипажа на борту судна, наступившей в результате несчастного случая или травмы может быть отказано, если на судне отсутствует предусматривающий их коллективный договор, а также если в индивидуальном контракте не отражена соответствующая обязанность компании-работодателя. К таким выводам приводит решение суда по иску жены погибшего на теплоходе «СИЧЕМПИОН» (флаг России) моряка.

Моряк погиб на судне в результате отравления окисью углерода. Во владивостокской компании «Согласие», где была застрахована гражданская ответственность судовладельца перед моряками,  ей отказали в выплате страховой суммы. Посчитав это незаконным, женщина обратилась в суд, где ее требования признали оправданными, и было вынесено решение о взыскании с СК «Согласие» 1 905 900 рублей.

Представители страховой компании с этим не согласились и подали в ответ апелляционную жалобу.  Они сослались на то, что условиями договора была застрахована только гражданская ответственность судовладельца перед членами экипажа на случай травмы или смерти в результате травмы, а не их жизнь и здоровье, что уже относится к личному страхованию.  То есть, договором якобы не предусмотрены страховые выплаты в случае отравления газом.

Пересмотрев материалы дела и проанализировав условия страхового договора, суд отменил принятое решение. Хотя 60 статья Кодекса торгового мореплавания  действительно обязывает судовладельца страховать жизнь и здоровье членов экипажа, но, по мнению суда, это не имеет отношения к данному иску, поскольку ответчик – страховая компания, и требование о выплате основано на заключенном ранее договоре страхования. Доказательств заключения договора страхования жизни и здоровья моряков между компанией «Согласие», собственником судна ООО «ТРАНКО-ДВ» или фрахтователем ООО СК «Гранд Шиппинг» в материалах дела не было.  А по существующему договору действительно предусматриваются только выплаты в случае гибели от травмы.

Суд также не нашел и доказательств тому, что собственник или фрахтователь обязаны выплатить компенсацию наследникам в данном случае. Коллективного договора, который бы это предусматривал, на судне не было. А в трудовом договоре моряка речи о компенсации родственникам в случае его смерти не шло: точные размеры выплат там не указаны.

Апелляционный суд признал неверными и выводы о том, что  страхование ответственности судовладельца перед членами экипажа является обязательным, и вдова имеет право предъявлять требования о компенсации непосредственно страховщику. Пунктом 4 статьи 3 Закона РФ от 27.11.1992 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» установлено, что условия и порядок осуществления обязательного страхования определяются федеральными законами. Такого закона, устанавливающего обязательность страхования ответственности судовладельцев перед членами экипажа, содержащего в том числе и информацию о размере минимальной страховой суммы, в Российской Федерации нет.

— Этот случай наглядно демонстрирует, что права моряков, работающих на судах без коллективного договора, не защищены, и страховые свидетельства без указанной в них конкретной суммы не обеспечивают выплат наследникам моряка в случае его  гибели, —  говорит председатель ДВРО РПСМ Николай Суханов. — Но мы все же добились через суд, чтобы жена моряка получила компенсацию морального вреда в размере 3 000 000 рублей с помощью нашего адвоката.


↑ 

Наверх