07.08.2018

«Сахалин – конечно, не Бали, но нам нравится»

Судно снабжения «СКФ Эндевор» заходит в порт Холмск «Мягкая сила» – в последние годы этот термин, пришедший из сферы международных отношений, всё чаще употребляется в более широком контексте. Мягкой она называется потому, что не предусматривает принуждения, а позволяет добиваться высоких результатов на основе добровольного участия и взаимного уважения. Капитан ледокольного судна снабжения добывающих платформ «СКФ Эндевор» Иван Томшин – из тех, кому, кажется, удалось овладеть этой технологией. Позитивный, спокойный и уверенный в себе и своем экипаже он поддерживает комфортный психологический климат на судне. Впрочем, сам он полагает, что ничего особенного для этого не делает. Но у Ивана Томшина есть одно чёткое правило: атмосфера на судне должна быть такой же дружелюбной, как дома.

– Работа на судне снабжения добывающих платформ имеет свои особенности. Насколько важно взаимодействие членов экипажа с точки зрения этой специфики?

– Экипаж любого судна – это единый механизм, и от каждого человека, будь то механик, матрос, повар или буфетчик, зависит безопасность и эффективность работы всего коллектива. Действительно, это особенно важно на снабженце. Наши суда стоят на коротком плече, и все моряки знают, что это небольшие переходы и много работы с буровыми в режиме нон-стоп. Для обеспечения добычи платформе постоянно требуется очень много материалов, и их работа полностью зависит от нас: привезем ли их, сможем ли выгрузить в текущих погодных условиях. Это тяжёлый труд. Каждый человек – звено общей цепи, и стоит ему выпасть, всё пойдет по незапланированному сценарию, возможен сбой. Поэтому нам очень важно обеспечивать взаимозаменяемость, и тут без поддержки коллег не обойтись.

– Возможно ли повлиять на отношения людей в судовом коллективе, укрепить их? Что конкретно вы делаете для этого?

– Мы проводим вместе очень много времени, поэтому нужно стараться приблизить атмосферу на судне к домашней. Не зря же говорят, что экипаж – одна большая семья. Всем должно быть комфортно. Я не люблю, когда поднимаешься на мостик, а там стоит гробовая тишина. В напряженной обстановке, когда присутствуют конфликты, постоянно находиться крайне тяжело. Это рано или поздно скажется на безопасности. Чтобы этого избегать, нужно искать подход к каждому человеку, проявлять чуткость, не оказывать давления на людей, не подвергать их лишнему стрессу, не применять «репрессивных» методов и не сталкивать, благодарить за отлично выполненную работу. В ответ повышается мотивация и самоотдача.

Бывают порой такие ситуации, когда надо мобилизовать силы, даже рискнуть, и в эти моменты важно верить в экипаж, в то, что он не подведёт. Это не просто слова, это повседневная реальность.

В нашем экипаже отношения строятся на взаимном уважении и доверии. Да и просто хороший коллектив подобрался. Например, мы ещё долго вспоминали новогодний банкет, когда повар с буфетчицей накрыли грандиозный праздничный стол для экипажа. Это было бы невозможно без искреннего стремления создать коллегам прекрасное настроение. Каждому на день рождения повар всегда готовит торт. Экипаж, свободный от вахты, собирается в кают-компании, капитан или старпом от лица всех говорит тёплые слова. А 8 марта всем экипажем дружно поздравляем нашу единственную женщину – буфетчицу. Она – незаменимый член команды, обеспечивает наш быт.

Я считаю, что как только люди перестают собираться в свободное время и расходятся по каютам, - это тревожный сигнал. У нас члены экипажа вместе смотрят фильмы, в производственный перерыв пьют чай и играют в нарды. И наш спортзал не простаивает. К слову, недавно мы обновили там инвентарь за счёт средств культфонда СКФ – приобрели велотренажёр, беговую дорожку и силовые тренажёры. Теннисного стола у нас нет, так как на снабженце из-за повышенной остойчивости резкая динамическая качка, и он просто улетит.

– Расскажите подробнее о тех, с кем вам выпало работать на «СКФ Эндевор».

– Готов похвалить весь свой экипаж, назвать буквально всех пофамильно. С этими людьми я работаю уже не один год, и они меня никогда не подводили. Отдельно хотел бы отметить моего бывшего старпома, а ныне – капитана «СКФ Эндьюранс» Дмитрия Павлова. Мы начали работать в тандеме, когда Дмитрий был ещё вторым помощником капитана. Став капитаном, он ушел от нас, в первое время у меня было впечатление, что мне руки оторвали! Мы с ним менялись, когда мы работали на рычагах под буровыми шесть через шесть, и я всегда совершенно спокойно шёл спать. Это говорит о многом.

На нашем судне капитаны меняются через 2 месяца, остальной экипаж работает по 2,5 месяца. С моим сменщиком, сахалинцем Владиславом Платоновым у нас полное взаимопонимание, он поддерживает мой подход к работе с коллективом. В свое время мы договорились: всё, что Влад начинает делать, но не успевает, заканчиваю я, и наоборот. - Скоро снова в рейс? - В конце июня. Сейчас, конечно, не самый сложный сезон, хотя Сахалин сам по себе, Охотское море – специфический регион работы. Говорят, что Англия – туманный Альбион. Наверное, те, кто так говорит, не были в Охотском море, потому что в летние месяцы в районе буровых работаем в основном только в туманах, ориентируясь по приборам. Порой возникает такое ощущение, будто ты ослеп. А потом, когда уходишь дальше в море и туман рассеивается, видишь солнце и прямо настроение повышается! Самые сложные условия – с октября по декабрь – очень сильные шторма один за одним. Бывает сутками невозможно не то что спать, на стуле усидеть. С января по апрель идут льды: шум, вибрация, под буровыми сложно удерживать судно из-за дрейфа льда. Получается, что круглый год какие-то сложности. Мне есть с чем сравнить: когда-то я работал в Азии в районе Брунея, там почти как в озере, редко волна в полметра.

– В каких ещё регионах вам довелось поработать?

– Северное море – довольно своеобразный регион. Шотландия, Дания, Германия, Англия. Был один очень интересный проект в Голландии. Судно работает по «офисному» расписанию – утром уходит в море, обходит 8-9 объектов, развозит груз, вечером возвращается в порт, субботу и воскресенье вообще не работает. Мне очень понравился Восточный Тимор – граница Индонезии и Австралии, очень красивые экзотические места. Однажды заходили на остров Бали, удалось даже съездить на пароме на остров, пока на базе шли погрузочно-разгрузочные работы. Сахалин – конечно, не Бали, но нам нравится: в этом районе есть свои неоспоримые преимущества. Главное, мы работаем на современном российском судне, в российской компании и с российским экипажем.

В иностранных компаниях я работал в смешанных экипажах с выходцами из ЮАР, Великобритании, Индонезии, Малайзии, Индии. Конечно, работать в нашем экипаже намного комфортнее.

– Расскажите об участии «СКФ Эндевор» в регулярном мониторинге популяции серых китов.

– Это уникальная программа, мы несколько раз принимали в ней участие. Каждое лето наш фрахтователь выделяет пару недель, когда нас снимают с работ у буровых, к нам на борт садится научная группа, и мы идем в определенный район наблюдать за китами. Ученые уходят в море на катере и фотографируют плавники китов – боковые и хвостовые. Как по отпечаткам пальцев у человека, по этим фотографиям можно точно идентифицировать каждого кита. Информацию обрабатывают и вносят в каталог. У нас на судне даже хранится книга – каталог всех известных китов этой популяции.

Программа позволила выяснить, что на зиму киты уходят в район Калифорнии, где у них появляется потомство. А в тёплое время года возвращаются в район Сахалина на «летний нагул». Мы и подумать не могли, что их там так много – не единицы или десятки, а сотни! С мостика их видно без бинокля, часто выныривают рядом с судном. А катер приближается к китам вплотную - практически на расстояние вытянутой руки. Раз в 15 минут кит выныривает, чтобы сделать вдох. Группа его поджидает, а мы с мостика корректируем курс катера.

Экипаж с огромным энтузиазмом относится к этой работе, ведь это очень интересно. Весь световой день наш катер работает в море. Люди за рубежом платят огромные деньги, чтобы сходить на такую экскурсию и пообщаться с морскими млекопитающими, а нам фрахтователь дал такой замечательный шанс. В этом году я пока о планах не знаю, но думаю, что исследования могут быть продолжены. Научная группа осталась нами довольна и каждый год просит предоставить им именно «СКФ Эндевор». Если снова нам предстоит этим заняться, мы не подведём!

Источник: Вестник СКФ

↑ 

Наверх