10.09.2019

Когда непонятен текст договора

Один из распространенных вопросов в ходе инспекции труда на судах в порту Калининград – условия труда кадетов старше 21 года. Очень часто в отношении них наблюдаются случаи социального демпинга, а согласно политике МФТ, они должны пресекаться.
Вот один из нехитрых примеров: работодатель оформляет совсем не юного моряка кадетом, тот пашет один за двоих матросов по шестнадцать часов, а получает при этом как стажёр. Зарплата стажёра обычно 200-400 долларов США, а у матроса – не меньше тысячи. Поиски справедливости в вопросах о кадетах иногда уходят в дебри философии, а решаются каждый раз разными способами. И вот почему.
Практически во всех коллективных договорах МФТ имеется пункт, в котором говорится, что труд любого моряка, кроме стажёра, работающего в машине или на палубе, возраст которого 21 год и старше, должен оплачиваться, исходя из ставки не меньшей, чем ставка матроса. Именно этот пункт и является тем самым щитом, который защищает моряков от «плачу сколько хочу».
Но бывает так, что взрослый человек, поработав там-сям, на берегу приходит к мысли, что нормально заработать получится только в море. Он отучивается «на моряка» и идёт проходить стажировку на судно. При этом он действительно проходит практику, а именно: четыре часа смотрит, четыре – работает, имеет два выходных и никаких овертаймов.

Однако в вышеуказанном пункте говорится о любой должности, в том числе и о кадетах. При этом в некоторых компаниях в судовой роли так и написано – «DECK TRAINEE» (палубный стажёр), а в некоторых – «DECK CADET» (палубный кадет). Тут и начинаются недопонимания, особенно когда у такого сорокалетнего кадета по 120 часов переработки в месяц, а оклад стажерский. Такого работника ну никак «TRAINEE» не назовешь. В этом случае мы заставляем компанию рассчитаться с моряком сполна.
В других, не столь очевидных ситуациях, мы требуем от компании доказательства, что взрослый кадет находится на борту с целью прохождения практики. А тут уж кто во что горазд: одни присылают соглашения по кадетам, естественно одобренные профсоюзом, другие – полностью переделывают контракты, исправляя должность. Например, так и произошло со всеми судами под удобным флагом болгарского пароходства («Болгарский морской флот»). Именно наша калининградская организация совершила эту маленькую революцию на болгарском торговом флоте.
И это, отнюдь, не единственный яркий случай.
Недавняя проверка принесла ещё один уникальный случай по кадетам в копилку нашей инспекции. Называть судно и компанию пока не будем, так как вопрос до конца не решён. Скажем только, что это довольно известный и, как нам раньше казалось, солидный судовладелец. На официальный запрос в компанию нам пришёл ответ от менеджера, что стажёр – это синоним слова «кадет», а в подтверждение такому умозаключению, менеджер прикрепила ссылку на Википедию, посчитав, вероятно, наш запрос придиркой к мелочам. Однако, как мы знаем, именно в них кроется дьявол. Поэтому, как бы то ни было, в своей работе мы можем руководствоваться только юридически значимыми источниками, такими, как конвенции МОТ, разные легитимные договоры и т. п., а методы используем исключительно непротиворечащие праву третьих лиц. На наше замечание судовладельцу, что сайт Википедия к правовым источникам не относится, менеджер на нас обиделась и сказала, что кадетов вообще принимать больше не будет.
Вот такой судовладелец.
На самом деле вопрос с кадетами – весьма серьёзный вопрос и, как показывает статистика, итог таких разбирательств приносит хорошие результаты. Где-то бумаги приводятся в порядок, где-то на таких кадетах перестают «кататься», в смысле нагружать их работой, которая к ним не относится, а где-то и пересчитывают всю зарплату с начала устройства на работу, иногда даже переводят в «Ordinary Seamen». Мелочи? Для судовладельца – не знаю, а вот для моряка – точно нет.

Пётр Дзендзелюк,
юридический отдел, Калининградская региональная организация (КРО) РПСМ

 

↑ 

Наверх