РПСМ добился репатриации российских моряков

26.07.2012  

Экипаж российского зверобойно-рыболовного судна «Тюлень-6», брошенный полгода назад судовладельцем на произвол судьбы в Конго, возвратился на Родину. В столичном аэропорту «Домодедово» его встречали представители Российского профессионального союза моряков, без участия которого репатриация моряков вряд ли была бы возможна. 

Среди пассажиров брюссельского авиарейса, приземлившегося 14 июля в Домодедово в 15:30 мск, эти девять мужчин в зале прилета выделялись своим явно неевропейским загаром и отсутствием лоска. Простенькие джинсы, застиранные футболки и рубашки. Некоторые неимоверно худы, но все счастливы. После полугода мытарств  в Африке члены экипажа ЗРС «Тюлень-6» возвращались домой.

Они уехали из России 7 месяцев назад в надежде на хорошие заработки. Однако заработать им не удалось.

– Моряки стали заложниками бизнес-неудачи судовладельца. Он не  платил  морякам зарплату, при этом средств на нормальное обеспечение экипажа и на репатриацию у него тоже нет, – рассказывает первый заместитель председателя Российского профсоюза моряков Игорь Ковальчук, встречавший членов экипажа ЗРС «Тюлень-6» в аэропорту.

МИД России оплатил морякам дорогу до Москвы, дальнейшие дорожные расходы взял на себя профсоюз. 

– Я вообще не знаю, смогли бы мы когда-нибудь выбраться из Африки, если бы на помощь не пришел профсоюз, – говорит капитан Валерий Старков. – РПСМ помог нам с питанием, через профсоюз мы держали связь с официальными российскими властями.

По словам рефрижераторного механика Александра Федякина, сначала поводов не доверять судовладельцу не было.

– Мы должны были только перегнать судно.  Причем перевести половину суммы, оговоренной в контракте, судовладелец обещал еще по прибытии в Босфор. Но потом срок платежа стал переноситься. Так мы и попали в ловушку, – горько усмехается моряк. – Каждый день нас кормили обещаниями. 

ЗРС «Тюлень-6» (судно зарегистрировано в Государственном судовом реестре под № 9, порт приписки – Махачкала) строили специально для Каспия. Но его хозяин, индивидуальный предприниматель Магомед Магомеддибиров,  решил передать «Тюлень-6» в лизинг бизнесменам из африканской республике Конго. Однако сделка сорвалась, и теплоход встал на прикол в порту Муанда. Причем моряки не могли сойти на берег – судовладелец не  удосужился оформить для  членов экипажа конголезских виз.   

– Фактически мы оказались на нелегальном положении. Нас даже могли арестовать, – рассказывает моряк Игорь Непомнящий.

Между тем ситуация на судне началась усугубляться с каждым днем. У моряков заканчивались запасы продовольствия, воды и топлива.

Николай Андрущенко, судовой повар вспоминает, как пытался выкручиваться из положения и разнообразить скудное меню: полугнилой рис и рыбу сдобрить приправами.

–Только вот приправы калорийности пище не добавляют, – вздыхает он. – Однажды на судне остался только сахар, мы разводили его с кипятком погуще, получался сироп. Его и пили. 

Вскоре истощенные моряки начали болеть малярией.

– Озноб накатывает волнами, – вспоминает Игорь Непомнящий. – И с каждым приступом все тяжелее и тяжелее. К счастью, рядом с портом, располагалась военная часть, и военные выделяли нам лекарства. Мы сейчас все на этих таблетках сидим. Они очень сильно действуют на печень, так что она распухает после каждого приема.

В апреле, устав от вечных обещаний судовладельца, полуголодной жизни и болезней, моряки обратились в российское консульство и РПСМ с просьбой оказать помощь. 

Профсоюз собрал 1,5 тысячи долларов на питание для экипажа. Однако было сразу понятно, что моряков надо в срочном порядке вывозить на родину.

– Это российское судно, российские граждане, и российское государство по конвенции МОТ 2006 года должно репатриировать моряков, взыскав потом расходы с судовладельца. За это отвечает МИД России, – рассказывает зампредседателя РПСМ Игорь Ковальчук. – Но так как мы ратифицировали эту конвенцию только в этом году, то средства для репатриации из федерального бюджета будут предусмотрены только со следующего года.   

В связи с этим РПСМ в середине июня 2012 года обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой оказать содействие в репатриации экипажа теплохода «Тюлень-6». Моряки продублировали обращение в адрес министра МЧС Владимира Пучкова. В начале июля дело сдвинулось с мертвой точки. На репатриацию моряков были выделены деньги. 

Второй механик судна Руслан Какраев вспоминает, как все обрадовались, когда позвонили из консульства и сообщили, что 13 июля они полетят в Россию.

– В Муанду из Киншаса (столица Конго – прим. ред.) за нами прислали автобус, на нем мы должны были ехать в аэропорт, – рассказывает Руслан Какраев. –  Но дорог в Конго нет, в итоге мы застряли. Как же мы мучились, пока вытолкали его. В итоге чуть не опоздали на рейс. Приехали за полчаса до вылета. Думали все – не успели. Но, к счастью, на самолет нас пустили.

По словам Какраева, первым делом, по приезду он хочет понянчить дочь.

– Когда я уезжал, супруга была беременна, – говорит он и груснеет. – В этом рейсе я планировал заработать денег. А в итоге приезжаю пустой.

– Обещаний было много, а не получили ничего, – вздыхает Игорь Непомнящий.

По словам Игоря Ковальчука, теперь взыскивать задолженности с судовладельца, моряки будут через суд.  Кроме того, РПСМ обратился в Генпрокуратуру, чтобы восстановить свои нарушенные права и заставить нанимателя рассчитаться с работниками.