Лёгкий выход не всегда правильный

08.08.2017  

Благотворительный фонд моряков ITF Seafarers’ Trust решил провести исследование на тему самоубийства моряков, чтобы глубже понять причины неутешительной статистики (профессия находится в зоне риска по количеству трагичных смертей), а также разобраться, как можно исправить ситуацию.

Авторы исследования изучат взаимосвязь между условиями труда и быта на борту и психическими расстройствами здоровья, между национальным составом экипажей и возможностью совершения самоубийства. Кроме того, специалисты постараются определить, какие оперативные методы смягчения любых неблагоприятных последствий длительных рейсов наиболее подходят морякам, чтобы снизить риск психических заболеваний и, как следствие, суицидов.

Но всегда ли была взаимосвязь между условиями работы на судне и желанием моряка шагнуть за борт? Как пишет бывший моряк Майкл Грей для сайта Lloydslistnews.com, раньше, до эпохи повсеместного интернета и гаджетов, моряки куда более охотно поддерживали друг друга в сложных ситуациях.

«Когда я размышляю об участившихся случаях самоубийства среди моряков, мне вспоминаются строки из стихотворения «Ненаписанное письмо», опубликованного 40 лет назад в сборнике «Marine Society». Его автор – Дж. Эгнью был старпомом на судне, которое всё никак не отправляли домой. В стихотворении описываются страдания моряка, которого ждёт на берегу девушка, и который вот-вот уже должен возвратиться домой, но ему всё продлевают и продлевают рейс, и он не знает, как сказать своей возлюбленной об этом. Я был знаком с Эгнью и могу предположить, что пережить депрессию и тоску по любимой ему помогли неравнодушные коллеги. В то время на судах, где действовали двухлетние договоры найма, рейсы могли длиться бесконечно. Я помню случай из собственной практики: мы вышли в рейс, который должен был продолжаться четыре месяца, а затянулся на все четырнадцать! Среди нас был недавно женившийся второй механик, чья жизнь просто разрушилась из-за того, что плавание так сильно затянули. Тогда ведь не было никаких электронных сообщений, Skype или вообще хоть чего-то за исключением обычных писем, которые отправлялись по почте и доставлялись на судно агентом. В его случае они состояли сплошь из плохих новостей. У бедолаги не было никакой возможности вернуться, и он никак не мог повлиять на ситуацию, которая происходила у него дома. Тем не менее, он справился, не пал духом, в большей степени благодаря поддержке членов экипажа. Мне кажется, что по возвращении домой он бросил работу в море», – пишет Майкл Грей.

Возможна ли такая поддержка на современных судах? Как правило, экипажи сегодня смешанные, то есть люди говорят на разных языках, они могут редко пересекаться в рабочие часы, да и в свободные тоже, предпочитая проводить время за закрытыми дверями кают в обнимку со своими девайсами. Хорошо, если дома всё в порядке. А если нет? Складывается опасная ситуация: мысли моряка заняты проблемами, из-за чего он может начать менее продуктивно работать и получать замечания от вышестоящих офицеров. Близких друзей на судне нет, а незнакомцам рассказывать о себе не хочется. Между тем, ситуация дома ухудшается, а сделать ничего нельзя. Так продолжается изо дня в день, моряк становится подавленным, а всего в нескольких шагах — бездонная морская гладь, которая может стать избавлением от всех проблем…

И это не драматичное преувеличение, а вполне реальная ситуация, которая может возникнуть в море и требует реальных шагов для её решения. Возможно, исследование ITF Seafarers’ Trust позволит найти какие-то методы борьбы с изолированностью моряков.

Российский профсоюз моряков, в свою очередь, отмечает, что если какие-то тревожные мысли посещают вас в рейсе, нужно найти в себе силы обсудить их с другими членами экипажа. Все мы люди, даже если говорим на разных языках, у всех бывали сложные ситуации в жизни. Наверняка коллеги смогут понять и поддержать. Беседа за чашкой чая может быть такой же эффективной, как приём у профессионального врача, и кто знает – вдруг она остановит от отчаянного шага за борт.

По материалам ЦИА РПСМ